Тракененская порода

В Советском Союзе тракененские лошади прочно занимали лидирующие позиции в спорте. Знаменитый Пепел Елены Петушковой был известен даже людям, далеким от лошадей. А Ковер, Эспандор, Топкий! Да и за границей тракены с честью носят свое традиционное тавро «двойной рог лося». В активе породы, начало которой было положено в Восточной Пруссии 270 лет назад, – олимпийские медали и всевозможные чемпионские звания. И сейчас тракененская порода одна из самых популярных у наших спортсменов.

Если учесть, что большинство современных спортивных пород приобрели свои верховые качества за последние полвека, а до этого предназначались в основном в упряжь, то окажется, что тракененская порода – старейшая среди полукровных верховых. История ее создания начинается в 1732 году, когда прусский король Фридрих Вильгельм I основал в болотистой пойме Писсы конный завод*. Основу завода составили лошади из королевских конюшен, преимущественно восточного происхождения, – в те времена было принято дарить королям именно восточных скакунов. В течение XVIII века в Тракенене использовались в основном восточные и английские полукровные жеребцы, а также испанские, датские и другие. С середины XIX века на первое место выходят английские чистокровные производители, окончательно вытеснив восточных жеребцов. До 20-х годов XX века влияние английской крови постоянно росло, в 1913 году под чистокровных производителей подбиралось уже 80% маток.

Двести лет направленной селекции не прошли даром: перед Второй Мировой войной Восточная Пруссия (тогда уже ставшая частью Германии) обладала лучшей полукровной верховой породой в Европе. Однако разгром фашистской Германии имел для тракененской породы роковые последствия. Из 378 маток конного завода Тракенен эвакуацию пережили только 154, из четырнадцати жеребцов остались четверо. Сам завод перестал существовать, а поголовье восточно-прусских и тракененских лошадей, переживших войну, оказалось в разных странах…

Поднявшаяся из руин

В послевоенной Германии никто не верил в возрождение породы. Последнему ландшталмейстеру Тракененского завода Элерту удалось в конце войны переправить на Запад лишь двадцать восемь кобыл. Двадцать две из них впоследствии использовались в разведении, но почти все остальное уцелевшее маточное поголовье относилось к восточно-прусской породе.

Однако уже в 1947 году в ФРГ был создан Союз коневодов и любителей полукровной лошади тракененского происхождения (Тракененский Союз). Теперь тракененскими стали считаться все восточно-прусские лошади. Правда, к происхождению тракенов стали предъявлять весьма жесткие требования: чистопородными считались только лошади, чьи родословные полностью восходили к жеребцам и кобылам, выведенным из Восточной Пруссии. К 1967 году в ФРГ насчитывалось 1163 матки и 113 жеребцов. Большое значение для восстановления породы имели жеребцы – сыновья довоенных производителей Тракенена: Тотилас от Пифагораза, Комет от Креона, Абглянц и Тропенвальд от Термита – они стали основными продолжателями линий. Западной Германии удалось первой закрепить за собой права на довоенное тавро восточно-прусских лошадей тракененского происхождения – «двойной рог лося», и с тех пор она стала законодательницей мод в тракененской породе.

Однако возрождение тракененского коневодства шло весьма непросто. Неразбериха первых послевоенных лет, разобщенность владельцев лошадей и множество других проблем привели к тому, что многие частные тракененские жеребцы так и не оставили потомства. Нехватку тракененских производителей приходилось компенсировать чистокровными верховыми жеребцами, а это могло привести к потере типа породы. В результате Тракененский Союз наложил весьма жесткое ограничение на английскую кровь. К сожалению, этот запрет совпал по времени с широким использованием в голштинской породе Леди Киллера, а в ганноверской – Марлона, чистокровных жеребцов, выдвинувших эти породы на первое место по результатам в спорте. С большим трудом удалось преодолеть это ограничение и привлечь в тракененскую породу англо-арабского Бурнуса, выступавшего в троеборье, – впоследствии он стал основателем линии, давшей много лошадей для спорта.

В наше время порода ведется в чистоте, исключение сделано только для чистокровной верховой и арабской пород. Прилитие английской и арабской крови не ограничивается, главное условие – сохранение характерного типа. Надо сказать, тракененская порода оказалась благодатной почвой для прилития арабской крови. Наиболее распространенная сегодня в Германии линия восходит к арабскому чистокровному Фетишу. Правда, поначалу арабской крови Тракененский Союз сопротивлялся еще больше, чем английской – сын Фетиша Фамулюс «пробился» в породу только при поддержке известного ипполога доктора Шилке.

Сегодня тракененская порода распространилась практически по всему миру. Тракененский Союз Германии насчитывает почти 5500 членов, во владении которых находятся 5000 кобыл. Значительным тракененским поголовьем обладают Дания, Швейцария, Англия, Нидерланды. Тракененские ассоциации существуют даже в далеких от Европы Новой Зеландии и США, последняя – одна из крупнейших в мире.

«Осси» и «Весси», или Как объединяли тракенов Западной и Восточной Германии

По-разному складывалась судьба тракенов в Западной и Восточной Германиях. В ГДР, по данным первого послевоенного исследования, проведенного в 1953 году, насчитывалось 919 кобыл и около пятидесяти жеребцов тракененского происхождения. Однако большая часть этих лошадей не оставила следа в тракененском коневодстве – они использовались в других полукровных породах. В чистопородном разведении в ГДР придерживались своих правил. Так, с 1977 года кобылы записывались в ГПК только после испытаний работоспособности. Жеребцы, предварительно отобранные в саморемонт, не только проходили полевые испытания, но и заезжались в упряжь. Система отбора по спортивным качествам и добронравности позволила тракенам из Восточной Германии заявить о себе в большом спорте. Правда, они не были так красивы, как тракены из ФРГ, отличались капитальностью форм и были более костистыми.

Первое время после войны в Восточной Германии тоже таврили лошадей «двойным рогом лося», но потом западные немцы предъявили свои права, и в ГДР пришлось придумать для своих тракенов новое тавро – «стрела, обвитая змеей». К моменту объединения Германии в 1990 году в ГДР насчитывалось десять государственных конных заводов, занимавшихся разведением тракененской породы. Восточные немцы были бы очень рады увидеть на своих тракенах тавро «двойной рог лося». Однако оказалось, что такие конкуренты не устраивают Тракененский Союз: вскоре почти все заводы были расформированы, а производящий состав разошелся по частным владельцам. Что и говорить, для людей, посвятивших породе всю свою жизнь, это стало трагедией. В настоящее время жеребцы селекции ГДР практически не используются. В небольшом количестве их прямые потомки через Фальстаффа и Аларма сохранились в России и странах СНГ.

Груз «X» отправляется в Россию

Однако вернемся снова в 1945 год и проследим путь тракененских лошадей на восток. В конце войны Советский Союз сумел вывезти из Восточной Пруссии уникальный трофей – конный завод Тракенен. Почти все табуны, эвакуированные из завода в разное время и разными дорогами, в конечном итоге попали в зону оккупации Советской Армии и были переправлены в конный завод им. Кирова. Так наша страна получила «концентрат» тракененской крови, с материнской стороны уходящий к старо-тракененским семействам, основанным еще в XVIII веке. В секретных отчетах сотрудников НКВД порода проходила под кодовым названием «английская высококровная» – надо сказать, в принципе это соответствовало действительности. На лошадей составили опись, навесили на них бирки с кличками, погрузили в товарные вагоны и переправили в Сальскую степь.

Англо-арабский жеребец Тигранес, производитель в Тракенене
с 1826 по 1845 год

Лошади, ослабленные тяжелыми условиями эвакуации, длительными перегонами и долгой железнодорожной перевозкой, пришли в конный завод им. Кирова в истощенном состоянии. Многие погибли от болезней и не перенесли на редкость морозной зимы 1945 года. Серьезным испытанием для лошадей, привыкших к конюшенному содержанию, стали табунные условия и сушеный бурьян вместо сена сеянных трав. Однако люди делали все возможное, чтобы сберечь лошадей.

Существует версия, что первоначально была идея создать новую породу – кировскую, «смешав» тракенов и других трофейных лошадей. Впрочем, от этой модной тогда идеи отказались и продолжали разводить тракененских лошадей в чистоте. Их брали в кавалерию, погранвойска, спортивные общества страны Советов. Породу курировали Институт коневодства и лично профессор В.О.Витт. Судьба тракенов находилась под пристальным вниманием С.М.Буденного.

Существование породы было поставлено под угрозу после расформирования кавалерии в 1953 году. При Хрущеве под нож шли целые конные заводы. Беда не обошла стороной и конный завод им. Кирова. В 1949 году в заводе насчитывалось 378 племенных маток, а к 1958 году их число сократилось до 87 голов, из них тракененских было около 70. Так были потеряны очень ценные матки, дочери кобыл, выведенных из Тракенена.

В то же время интерес к конному спорту рос, а наши спортсмены и тренеры, участвовавшие в Олимпиаде 1952 года, оценили спортивный потенциал западноевропейских полукровных пород. Племенное поголовье было решено увеличить. Однако в работе с породой допускались серьезные просчеты. Недостаточно бережным было отношение к племенному материалу, выведенному из Тракененского завода. К примеру, четырнадцать лучших тракененских кобыл были отправлены в Польшу в качестве возмещения ущерба, нанесенного во время войны, – тогда в СССР были вывезены многие польские арабы.

Одновременно начался ввоз тракененских производителей из Польши. В отличие от «кировских» лошадей, они происходили от восточно-прусских кобыл и относились скорее к упряжному типу породы. Многие из них были нечистопородными – имели в родословной познаньскую, великопольскую, мазурскую, ганноверскую кровь. Тем не менее польскими тракенами были укомплектованы Старожиловский, Починковский и Нямунский конные заводы. В дальнейшем селекционеры этих хозяйств приложили немало усилий, чтобы снизить влияние «польских» кровей. Борислав Викторович Камзолов, начкон Старожиловского конного завода, в конце 60-х годов фактически спас для породы несколько тракененских линий. Он вернул из спорта и поставил в производящий состав жеребцов, напрямую происходивших от лошадей Тракенена: Этюда от Эйнгарда, Тока от Термита, Глухаря от Гвидо, Помпея от Пилигрима. Позже, работая уже в конном заводе им. Доватора, он сумел собрать производителей, дававших классных спортивных лошадей: Эпиграфа, арабского Профиля, Галопа, Века.

С 1975 года началось внедрение системы испытаний, разработанной В.Н.Дорофеевым. В конном заводе им. Доватора, расположенном в Белоруссии, в течение двадцати лет практиковался отбор кобыл в саморемонт по спортивным качествам. Это до сих пор позволяет белорусским тракенам держать высокую планку спортивных достижений, особенно в выездке. В Нямунском заводе (Литва) только с началом систематического заводского тренинга стали видны недостатки тяжелых польских лошадей, после чего был заменен маточный состав и создан тип современной крупной спортивной лошади.

Все это время лошади конного завода им. Кирова в основном испытывались в скачках. Однако несмотря на односторонние испытания, наследственная основа спортивных качеств, заложенная в Тракенене, была так сильна, что ухудшить ее не смогли ни польские жеребцы, ни посредственные чистокровные производители.

Большим импульсом для развития спортивных качеств породы стало использование с 1960 года арабских жеребцов линии Прибоя: Померанца, Тополя, Спорта и других. В 70-80-е годы из спорта в конный завод им. Кирова возвращаются знаменитые жеребцы: Пакет, Эспадрон, Топкий. Их потомки пользовались особым спросом у спортсменов. К сожалению, многие из этих потомков были кастрированы и потеряны для селекции.

Наибольший бум тракененское коннозаводство переживает в конце 80-х годов. К созданным в конце 70-х – начале 80-х тракененским отделениям Калининградского, Опытного конных заводов, племфермам Покровского завода биопрепаратов и учхоза «Кубань» добавляются новые спортивные секции и племенные хозяйства колхозов и совхозов.

Самые распространенные в России линии – Пифагораза, Пильгера, новая отечественная линия арабского Прибоя. Менее многочисленны линии Парсиваля через Купферхаммера и Хиртензанга, Канкары, из новых – линии чистокровных верховых Дарк Рональда, Фэлариса, Дугласа. Координируют работу с породой отдел селекции ВНИИ коневодства и Ассоциация Тракененского коннозаводства России (АТК), созданная в 1990 году. Они ведут учет и регистрацию лошадей, выдачу племенных паспортов, дают консультации по ведению племенной работы, издают каталог жеребцов-производителей и Государственную племенную книгу, проводят ежегодные конференции заводчиков и любителей тракенов. АТК активно участвует в организации и проведении всероссийских испытаний племенного молодняка верховых пород спортивного направления – очередные испытания состоятся на базе ВНИИ коневодства в конце июня.

На развалинах перестройки

Многие хозяйства России, поспешившие оказаться под крылом частного бизнеса, разорились и прекратили свое существование. Умирающие от голода лошади из Покровского завода биопрепаратов были вывезены в I Московский и Мордовский конные заводы. Печальная участь постигла и колхоз «Путь к коммунизму» Тульской области, в свое время укомплектованного саморемонтным молодняком Опытного конного завода. Много новых ферм возникало и исчезало, так и не принеся владельцам больших денег, ведь оказывалось, что лошадей нужно ежедневно кормить, за ними нужно ухаживать, платить зарплату людям наконец. А отдачу можно ждать только лет через пять-шесть.

Чемпионка кубков России
и этапов Кубка мира Эфедра

Несмотря на запрет приватизировать племенные хозяйства, почти все конные заводы в конце концов превратились в ЗАО, АО и т.п., начав самостоятельное плавание в море бизнеса. Не все справились с этим. Среди конных заводов тракененского направления, пожалуй, единственный благополучный – завод им. Кирова. Смена руководства в АО «Колос» (бывший колхоз им. Кирова, Краснодарский край) может обернуться потерей племенного хозяйства, давшего России целую плеяду прекрасных конкурных лошадей. Трагична ситуация и в колхозе им. Сараева Ставропольского края, укомплектованного кобылами ценного и редкого сейчас происхождения. Сегодня это проблема многих племенных хозяйств юга России: пастбища выкупаются у колхозов, но новые хозяева не собираются на них пасти лошадей, им нужны площади под зерно – ведь это приносит большую прибыль в короткий срок.

Особую горечь вызывает бывший Опытный, а ныне Рязанский конный завод. Под боком ВНИИКа ставят чудовищный эксперимент выживаемости тракенов в условиях отсутствия кормов и воды. Племенной материал вырождается, хотя все еще сохраняет отличные спортивные задатки. Частный конный завод, по-видимому, имеет право распоряжаться судьбой лошадей по собственному усмотрению. Непонятно только, где же государство, которое потратило столько усилий на захват не очень-то нужной ему породы, как могло сохраняло и совершенствовало ее, а теперь просто отпустило вожжи, предоставив решать судьбу породы случайным людям.

Надо сказать, что в Германии среди частных коннозаводчиков до сих пор бытует мнение, что в России уже не существует чистопородных тракенов, что они давно перемешаны с другими породами. И хотя Ассоциация Тракененского коннозаводства России с 1997 года является дочерней организацией Тракененского Союза, мало кто осмеливается покупать у нас лошадей.

В десятке лучших

Благодаря жесткой селекции по рабочим качествам и типу тракены перед войной вышли в явные лидеры среди лошадей для спорта. Однако в послевоенные годы у них появились серьезные конкуренты: ганноверские, голштинские, ольденбургские заводчики, не находя сбыта для лошадей упряжного типа, весьма успешно переориентировали свои породы на использование в набиравшем силу конном спорте. В то же время заводчики тракенов стали настолько щепетильно относиться к «чистоте» происхождения и выраженности типа, что «западный» тракен начал превращаться в своеобразный «музейный экспонат» и терять свои рабочие качества. Тракененской породе пришлось уступить первенство в спорте.

В настоящее время в Германии разворачивается проект «Нурми» – тест на работоспособность для тракененских кобыл, включающий полевые испытания и конкур. Так что возможно, в скором времени немецкие тракены станут вполне конкурентоспособными с другими немецкими полукровными породами. А пока тракены из России опережают западных по работоспособности. В 2002 году на кёрунге в Ноймюнстере были лицензированы для племенной работы два купленных в России жеребца: Парус от Аларма (к/з им. Кирова) и Акартенанго от чистокровного Погремка (к/з им. Доватора) – второй хорошо известен в России под кличкой Гарпун.

Согласно рейтингу Всемирной федерации разведения спортивных лошадей (WBFSH), в десятке лучших тракененских лошадей мира по выездке за период с 1991 по 2000 год – пять русских, с 1999 по 2000 год – восемь. Это Подход, Пост, Паваротти (Пест), Гобой, Прибой, Проблеск, Табор, Пингвин. Лучший из них – Подход от Хоккея – занимает 24-е место в общем рейтинге спортивных лошадей. Среди десяти лучших тракененских жеребцов-производителей в выездке пять – из России. В конкуре за последнее десятилетие среди двадцати лучших тракенов мира – тринадцать русских. Правда, самый успешный в этом виде спорта, Альмокс Принц от Хоккея, в общем рейтинге спортивных пород занимает только 536-е место.

Однако, несмотря на высокие достижения в спорте, русские жеребцы используются довольно ограниченно, что можно объяснить только жесткой конкуренцией, но никак не здравым смыслом. Что там говорить, даже Абдулла – жеребец западногерманской селекции, в утробе матери вывезенный в Канаду и впоследствии ставший серебряным призером Олимпиады в Лос-Анджелесе, гораздо шире используется на французских верховых матках, чем на тракененских.

В результате распада Советского Союза конные заводы Эстонии, Латвии, Литвы, Украины и Белоруссии оказались изолированными от России. Обмен племенным материалом стал довольно затруднительным. Больших усилий стоило руководителям племфермы «Зевс» всего на один случной сезон вывезти из Украины сына Пепла – Гипюра, давшего много конкурных лошадей в украинской верховой породе.

Много ценных жеребцов исчезающих линий находится в руках частных владельцев, по разным причинам они не используются в селекции и, к сожалению, могут быть потеряны для породы. Имеющийся генетический потенциал используется неэффективно. Выходом из создавшегося положения могли бы стать станции по намораживанию семени жеребцов. В России такой пункт имеется только во ВНИИКе, да и там работают по старой технологии и на оборудовании, устаревшем морально и физически. А ведь во всем мире искусственное осеменение глубокозамороженной спермой широко распространено и имеет огромное значение для сохранения генофонда и развития коневодства, для получения потомства от большого количества частных кобыл.

Как это ни парадоксально, но в последнее время появилась новая чисто русская проблема: владелец жеребца редких кровей, будь то частное лицо, ГЗК или КСК, не дает его на случку, боясь, что на чужих кобылах он даст приплод лучшего качества. Люди не отдают себе отчета, что хороший приплод – это реклама их жеребцу и увеличение спроса на его детей. Благодаря человеческой глупости мы сегодня многое теряем, обрывая тонкие нити, связывающие нас со славным прошлым Тракененского завода.

Сегодня важно понять, какая уникальная ценность досталась нам от предыдущих поколений. В тракененской породе линии и семейства до сих пор не только имеют историческое значение, но и являются гарантией получения лошадей экстракласса. Относиться к ним нужно бережно, иначе запросто можно растерять это «наследство», от которого зависит будущее породы